Интернет-версия представляет собой авторскую редакцию статьи. Начало каждой страницы, соответствующее сборнику «Экономическая история. Ежегодник. 2001», отмечено: <номер страницы> .

И. В. Поткина

(ИРИ РАН)

Социальная политика Морозовых:

Никольская мануфактура (60-е гг. XIX — начало XX вв.)

Видные российские предприниматели уже во второй половине XIX в. приступили к разработке на своих промышленных предприятиях комплекса мер, связанных с введением медицинской помощи, правил санитарной гигиены на фабриках и в рабочих казармах, а также с организацией начального образования. В конечном итоге на крупнейших фирмах действия заводчиков и фабрикантов вылились в разветвленные социальные программы для рабочих и служащих, объективно направленные на улучшение качества труда и жизни. Все это по смыслу входит в содержание понятия «социальная политика». Однако этот термин в те времена не применялся, а сами предприниматели предпочитали называть созданную ими сеть учреждений благотворительными. Такая разница в наименованиях не меняет объективной сути явления.

Социальная политика, на наш взгляд, является не только одним из важных регуляторов взаимоотношений предпринимателя и рабочего, но и составной частью долговременной предпринимательской стратегии. На определение ее направлений, как показывает исторический материал, оказали влияние два основных момента: инициатива сверху и снизу, т. е. с одной стороны, государственное законодательное стимулирование некоторых важнейших социальных институтов, с другой, добровольная поддержка силами и средствами частных владельцев фабричных рабочих.

Социальная политика, проводимая конкретными российскими фабрикантами, как исследовательская тема является относительно новой для отечественной историографии 1. Более того, соединение ее с проблемой предпринимательской стратегии неизбежно ведет к постановке ряда вопросов, изучаемых в рамках давно сложившегося в зарубежной исторической науке направления «business history» 2. Такая попытка и предпринята нами, а в качестве объекта исследования мы предлагаем Никольскую мануфактуру Морозовых, одно из крупнейших предприятий Российской империи и лидера текстильной промышленности.

В истории Никольской мануфактуры процесс формирования социальной политики определялся главным образом предпринимательской инициативой. При этом по своим масштабам прово-<26> димые на фабриках мероприятия нередко предвосхищали или превосходили обязательные рекомендации власти. Особая заслуга в создании сети благотворительных заведений принадлежит Т. С.Морозову, младшему сыну основателя знаменитой купеческой династии. В то же время его супруга и главная наследница семейного дела М. Ф.Морозова взяла на себя заботу практически полного финансирования этих учреждений (за исключением тех случаев, которые были оговорены в уставе фирмы).

Чтобы расставить все точки над «i» в вопросе соответствия современного понятия «социальная политика» формированию сети благотворительных учреждений, приведем некоторые высказывания современников Тимофея Саввича о его деятельности на этом поприще. А. А.Назаров, член Правления Товарищества Никольской мануфактуры, говорил: «С особым попечением относился он к улучшению быта рабочих. Он справедливо находил, что, пользуясь трудом людей, нельзя щадить средств на удобство их помещения и улучшение их пищи, на лечение их в случаях заболеваний и на образование подрастающих их поколений». Из этого пассажа следует, что Морозов как предприниматель понимал свою социальную ответственность перед рабочими и вполне осознанно занимался созданием важнейших благотворительных заведений при фабриках. Еще раз процитируем А. А.Назарова в подтверждение сказанного: «Поэтому постройка казарм, харчевой лавки, школы, больницы, существующие при фабриках Товарищества, обозревались им постоянно лично, и он входил в мельчайшие подробности их устройства и содержания» 3 .

Одним из важнейших направлений социальной политики Морозовых являлась организация бесплатного медицинского обслуживания рабочих и служащих Товарищества. Однако в появлении фабричных больниц в России главную роль сыграло все-таки государство.

Впервые вопрос об организации врачебной помощи рабочим был поднят в 1866 г. 18 мая московский генерал-губернатор В. А.Долгоруков обратился к министру внутренних дел с предложением о принятии предварительных мер на случай вспышки холеры или других инфекционных заболеваний. Он считал полезным принять постоянно действующее правительственное распоряжение о том, чтобы в каждом фабричном заведении, имеющем более 1000 рабочих, была устроена больница, при которой находился бы особый врач, а на предприятиях с меньшим числом рабочих — отдельное помещение с фельдшером. Московское отделение Мануфактурного Совета оценило эти меры как крайне необходимые, в свою очередь, определив нормы соотношения числа рабочих к числу кроватей в больницах (1 кровать на 100 рабочих) 4 .

В конечном итоге 26 августа 1866 г. Александр II утвердил положение Комитета министров «Об устройстве при фабриках и заводах в московской губернии больничных помещений» как временный закон. По нему врачебная помощь рабочим предоставлялась бесплатно. В том же месяце Министерство внутренних дел <27> разослало циркуляр по Медицинскому департаменту, который извещал губернаторов об утвержденном постановлении с тем, чтобы местная власть приняла соответствующие на этот счет распоряжения 5. Однако бесплатное медицинское обслуживание в промышленных районах России внедрялось не так быстро, как рекомендовало правительство, и стало обязательным далеко не сразу после принятия закона 6 .

Фабричные заведения Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Ко» были расположены в то время во Владимирской губернии. Обязательное постановление губернского по фабричным делам присутствия, принятое лишь 20 ноября 1893 г. гласило: «Все фабрики и заводы обязаны оказывать своим рабочим бесплатно как первоначальную, так и дальнейшую госпитальную врачебную помощь: или при своих больницах, или же за неимением оных в городских или сельских земских больницах». В последнем случае фабриканты за содержание своих больных платили земству. Постановление определяло разряды фабрик и руководствовалось соотношением числа коек к числу рабочих, принятым за норму законом 1866 г. (1:100) 7 .

Т. С.Морозов построил первую деревянную больницу в местечке Никольском в первой половине 60-х гг. XIX в. (к сожалению, точная дата ввода ее в действие не известна). В те времена она располагала тремя отделениями на 100 коек (мужское, женское и родовспомогательное), аптекой, а больных обслуживал один врач, два фельдшера и восемь человек медицинской прислуги. В родильном отделении, рассчитанном на 8 коек, работала одна акушерка и восемь помощниц. На рубеже 60-70-х гг. фирме Морозовых принадлежало три фабрики с 6525 постоянными рабочими, занятыми в механическом и ручном производстве в течение года. Фабрики ручного ткачества (вауловская и московская) также имели при себе медицинские учреждения. Вауловская больница, возглавляемая фельдшером, была небольшой, всего лишь на 10 коек, а в Москве Морозовы устроили больничный покой, который постоянно посещали приглашенный врач и фельдшер. Что касается установленной законом нормы по числу кроватей, то Морозовы, как видно, имели более высокий показатель (1:59,3). Но, если учесть, что в это время они пользовались трудом свыше 25,5 ткачей-надомников, то тогда получается, что работающие на фабрику крестьяне находились практически вне сферы организованной врачебной помощи 9. При этом следует иметь в виду, что в законе ничего не говорилось об этой категории рабочих. Однако крестьяне-надомники могли воспользоваться услугами земских врачей.

В 1873 г. главная Никольская больница переехала в новое благоустроенное двухэтажное помещение, прослужившее вплоть до XX в. в начале которого развернулось строительство очередного полностью кирпичного и еще более вместительного здания. В конце XIX в. наблюдается постоянное техническое совершенствование фабричных медицинских учреждений и их расширение. В 1880 г. при торфяных болотах, которые находились на значитель-<28> ном расстоянии от главной больницы, был оборудован теплый деревянный барак на 40 коек с каминной вентиляцией, ванными комнатами и другими необходимыми приспособлениями. Три года спустя Морозовы построили новую фабрику в деревне Городищи, и через некоторое время при ней появился приемный покой на 6 кроватей со своей амбулаторией и небольшой аптекой. При этом заразные больные изолировались в отдельном доме.

В 90-х гг. XIX в. в Никольской больнице число коек увеличилось до 160, появились два приемных покоя, детское отделение, операционная комната. Долгое время заразные больные помещались в отдельные домики, но в 1899 г. для них было приспособлено здание бывшей богадельни, в которой разместили 30 кроватей. Уже в начале 80-х гг. XIX в. Никольская больница имела не только ванные комнаты, дезинфекционную камеру, но и теплые промывные ватерклозеты. Увеличился и медицинский персонал, который насчитывал три врача, одного провизора, одного аптекарского помощника, десять фельдшеров, две акушерки и 36 чел. медицинской прислуги. В это время на всех фабриках Товарищества Никольской мануфактуры работало 16,7 тыс. рабочих, включая надомников 10. Иными словами, к концу столетия Морозовы достигли очень высокого показателя по числу коек — 1:67,3. В это же время на крупнейших фабриках Владимирской и Московской губерний число рабочих, приходящихся на одну больничную кровать, соответственно равнялось — 71 и 82 чел. 11 Обратим внимание на то, что Морозовы достигли такого показателя в те годы, когда во Владимирской губернии только еще вступило в действие постановление, обязывающее предпринимателей предоставлять рабочим бесплатную медицинскую помощь.

В 1906 г. закончилось начатое С. Т.Морозовым строительство главного корпуса Никольской больницы по проекту архитектора А. А.Галецкого 12. Она была уже рассчитана на 300 коек, имела два хирургических и два терапевтических отделения, рентгеновский, гидро — и электротерапевтические кабинеты, гинекологическое и родильное отделения, а также амбулаторию и аптеку. Здание было спланировано рационально, с максимальными удобствами для врачей и пациентов. Великолепное санитарно-техническое оснащение Никольской больницы не оставит равнодушным даже медицинского работника конца XX столетия. Механическая прачечная с паровой дезинфекционной камерой, пароводяное отопление, приточно-вытяжная вентиляция, биологический фильтр для очистки сточных вод стоимостью более 20,2 тыс. рублей — вот тот неполный перечень сложного инженерного оборудования первоклассного европейского уровня. Недаром современники считали Никольскую больницу чудом санитарной техники и архитектуры, которой едва ли найдется равная «по величине и по характеру замысла и исполнения». Долгие годы ее возглавлял интеллигентный человек и самоотверженный врач, которого очень любил и высоко ценил С. Т.Морозов — А. П.Базилевич.

<29> Таким образом, в начале XX в. Товарищество Никольской мануфактуры располагало 4 больницами (общие число кроватей 350), две из которых имели родовспомогательные отделения, одним приемным покоем для оказания первой помощи проживавшим на вольных квартирах, сыпным отделением для заразных больных, расположенном в особом здании. В 1913 г. у Морозовых работало 14768 рабочих, следовательно, в очередной раз был улучшен показатель, свидетельствующий об обеспеченности фабричного населения больничными койками (1:42,1).

В конце XIX в. в Европейской России насчитывалось 19292 промышленных предприятия, подчиненных надзору фабричной инспекции. Бесплатная врачебная помощь рабочим предоставлялась только на 3488 фабриках, что составляло 18% от общей массы. Из 194 самых крупных заведений с числом рабочих более 1000 чел. на 185 (или 95,34%) имелись медицинские учреждения. Степень вовлеченности фабричных рабочих в сферу медицинских услуг характеризовалась следующими цифровыми данными: из 1,5 млн. чел. 1 млн. пользовался врачебной помощью и 30% были ее лишены. При этом наблюдалась такая тенденция: чем крупнее фабрика, тем чаще среди них встречались заведения, имеющие медицинские учреждения, а, следовательно, возрастала численность рабочих, которые пользовались бесплатным лечением 14. Погубернские данные существенно различались, о чем свидетельствует следующая таблица. В качестве иллюстрации мы взяли только столичную и наиболее развитые промышленные губернии Центрального района.

Таблица 1. Фабричные рабочие и медицинское обслуживание в России (конец XIX в.)

Комментарии запрещены.

Навигация по записям